РАЗГОВОР С ПРОДОЛЖЕНИЕМ, ЧАСТЬ8

– Надеюсь, ваши «битвы» с Фредом были бескровными?

(Смеётся).
– Конечно! За много лет мы научились беречь друг друга.

С начала нашей большой дружбы с Фредом (напоминаю: к тому времени ей было около полутора десятка лет), я уже практически почти всё знал про этого неуёмного и непоколебимого, известного на весь Советский Союз главного «Варяга» из Братска. Я знал с его слов про всех первых красавиц. Хотя, учитывая безумную страсть и влечение неотразимого флотского рыжего красавца Фреда к прекрасному полу, смею предполагать, что отнюдь не всех им перечисленных.

Про весь его добрый «взвод» редкостных, длинноногих избранниц и вполне официальных жён, про все его истории с фиктивными женитьбами-замужествами ради нескольких квадратных коммунальных метров московской прописки.

В советское время, как мы помним, этот институт «легализации жилья» в абсолютно закрытом городе был очень непростым, и не сдача его «экзаменов» могла светить вполне реальной уголовной статьёй.

А знаменитые любовные «треугольные» похождения молодых друзей, будущих исполинов века – Кобзона, Евтушенко, Юсфина… Как и кого порезали, подрезали ножом, у кого осталось увечье от хулиганского свинцового кастета, и где, в каком месте остался шрам от ножа-финки у известного поэта.

Ты же помнишь, как он умел красочно описывать свою буйную молодость, и ещё очень многое другое.

2024-05-13_17-27-25Фред ЮСФИН – рассказчик. За ним, слева  направо: Владимир МОНАХОВ, Игорь КРАВЦОВ, Марина КОТЕНКО и Вадим СКВОРЦОВ. Замыкает группу краевед Нина Павловна ВТОРУШИНА

– Это точно, рассказчик Фред Палыч был непревзойдённый!

. – Действительно, его повествования завораживали, они были поистине фантастическими. Как и замыслы присвоения особого статуса Братску, в результате чего город и был награждён орденом «Слава нации».

– Можешь рассказать нашим читателям об этом поподробнее?

– О, это же целая эпопея! Обязательно расскажу. Только отдельно, и в самое ближайшее время.

– Хорошо.

– Однажды мы уже вскользь касались с тобой, Вадим, темы особой «нелюбви» Фреда Юсфина к мэру Александру Петрунько.

– Да, но оснований тому было немало.

– Конечно! Я ничего не выдумал, и не придумал. Повторюсь, я не знаю причин этому способствовавших, но – я знаю и вижу результат.

Именно благодаря Александру Константиновичу Петрунько с культурной и общественно-значимой карты города исчез один из самых первых очагов культуры юного Братска, любимый комсомольцами ДК «Ангара» в Падуне. Юсфин, как известно, был его первым директором.

Господи, сколько же девчат и парней познакомились именно здесь, на деревянных подмостках танцплощадки «Ангары» и создали свои крепкие семьи! Кстати, мои мама и папа – Зинаида и Анатолий, братские первостроители – бегали сюда на танцы.

Представь, легко ли Фреду было смотреть, как «убивают» твоё родное детище?

Далее, были «убиты»: легендарный, единственный в СССР (!) военно-морской лагерь «Варяг» (и снова Юсфин был его первым и единственным командиром), всесоюзно известный театр кукол, знаменитый и долгое время единственный в центральной части Братска, ставший мне родным, Дворец культуры «Лесохимик».

Было прекращено проведение конкурса детского и юношеского творчества «Жемчужина Братска».

Мягко говоря, Фреду Павловичу было отчего «опечалиться».

– Получается, массово пострадали самые незащищённые детские организации, связанные с воспитанием подрастающего поколения.

– Да, Вадим, самые-самые – самые нужные и самые беззащитные. Увы…

Поэтому, в наших тёплых отношениях с Фредом неспроста многое находило точки соприкосновения, и по этим событиям, в том числе.
Безусловно, для Юсфина это был больной вопрос, и разговаривать на эти темы без слёз, как ты помнишь, он не мог.

Если бы не твои личные переговоры/уговоры, Вадим, и не активное участие Сергея Григорьевича Московских – обещание Фреду возвращения максимальной творческой свободы и возрождение того, что ещё можно было восстановить – он мог и не вернуться в Братск.

– Да, всё так и было.

– Ведь и Иосиф Давыдович Кобзон тоже мог здесь не появиться, и не было бы его такой невероятной мощной поддержки для Сергея Серебренникова на выборах 2005 года…

– Вроде, как вчера, а сколько воды утекло… Быстро время пролетело…

– Наши долгие и доверительные беседы с Фредом – острые поначалу, а иногда, не скрываю, и довольно горячие в принципиальных спорах – гармонично соединяли еврейскую характерную мудрость и сибирскую, братскую молодость в интернациональный, монолитный сплав дружбы.

– Из-за чего Юсфин так противился новому?

– Из ревности.

– В смысле?

– Из ревности ко мне.

– Почему?!

– Я – умный, Вадим. Возможно, очень умный. И не только в вопросах культуры и искусства. (Ни один мускул не дрогнул на лице собеседника).
А Палыч хотел оставаться всегда и везде единственным и неповторимым: мне же все эти «титлы» были «по барабану» и «задаром не нать!».

Он плевался и брызгал негодованием на моё рацпредложение, например, по поводу новой городской награды: кричал и ругался на меня на десятом этаже, в моём же кабинете под номером 1005. (Смеётся)

А ведь это я, Игорь Анатольевич Кравцов, придумал Знак «За заслуги перед городом Братском». Тоже отдельная страница, достойная рассказа.

Хотя, мою идею до ума так и не довели, и пользуют её сейчас «в обрезанном» варианте, несмотря на расписанную по пунктам обязательную градацию… Недоумки! Извини, Вадим…

Фред «ненавидел» меня (Уморительно смеётся) и за «неподдержку» его идеи «миллениума».

Я был рядом с ним. Друга в любых условиях нельзя бросать никогда.
Но! Я был категорически против устроения тех манифестаций, концертных шествий, музыкальных мероприятий и возведения идиотских (с моей, личной, точки зрения) памятников в честь обыкновенного сочетания арифметических цифр переходного периода из одного века в другой.

А он был готов разорвать (Хохочет) меня физически за моё «противодействие» созданию его т.н. «Площади тысячелетий». Боже, как он злился и психовал, мой любимый Фридрих Павлович!
А я и сегодня легко докажу свою правоту в бессмысленности и ненужности этого объекта именно в том виде, каким его замысливал, видел, рисовал в воображении и представлял себе Юсфин.

Но почему же Фред Павлович был настолько категорически против нововведений?

– Давай уточним – моих нововведений, и по порядку.

Во-первых, он, не без оснований, полагал, что самое значимое, самое-самое то, что останется в истории Братска, они – первостроители уже сделали.
Это именно он, Юсфин, придумал и воплотил в жизнь то, что навсегда останется в исторических скрижалях: и великой стройки легендарного города, и целой страны, и отдельных людей!
И другого, лучшего, нового уже никто (по его мнению) не сможет сделать.

А, во-вторых, он, как человек, полностью правильно воспитанный, снизу – доверху и сверху – донизу пропитанный идеологией советской эпохи, не мог спокойно наблюдать за уничтожением всего, что родовой пуповиной связывало его с могучим СССР.
Всё западное и чуждое, что нам насильно навязывали, нагнетали и «внедряли», он так и называл – буржуйским.

Его буквально трясло от «новшеств» молодых «реформаторов». Особенно, когда началось повальное переименование памятников, городов – всего, что можно было переименовать и переназвать.

– Но ведь так в истории России происходило постоянно, Игорь.
Менялась власть, менялась эпоха, менялись люди, которые и меняли названия. Примеров – масса.
Из общеизвестных: Ленинакан, Ленинабад, но были ещё и Екатеринослав – Днепропетровск, Новониколаевск – Новосибирск, Симбирск – Ульяновск, Горький – Нижний Новгород, Ленинград, Куйбышев, Свердловск, Ворошиловград, Калинин…

– Да-да, Вадим, были Ленинские горы – стали Воробьёвы горы…

Вот и я говорил нашему общему другу: Фред, ведь отказ от привычного для одного поколения в угоду другому не произошёл с бухты-барахты, и началось это отнюдь не вчера.

Вон, в революционное время партийный лидер Лев Троцкий, пытаясь расшатать крепкие церковные устои православной веры в Создателя, даже памятник (!?) установил библейскому Иуде в Свияжске. Правда, ненадолго. И в советское время Политбюро этим тоже грешило. Вспомним хотя бы флотскую «именную эпопею».

Созданный гениальными конструкторами и инженерами в СССР крейсер, гордость ВМФ, был назван просто – «Советский союз».
Затем переименован в «Рига», в 1982 году – в «Леонид Брежнев», ещё позже – в «Тбилиси», и, наконец, тяжёлый авианесущий крейсер /ТАВКР/ получил новое имя – «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов».

2. Авианесущий крейсер Адмирал Флота Советского Союза Адмирал КузнецовТяжёлый авианесущий крейсер “Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов”

3. ТАВКР Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов

Кстати, в свете современных реалий: крейсер закладывался на Украине, на стапелях судоремонтного завода в Николаеве, а вся начинка, оснастка, всё оборудование поступало из Ленинграда. Вот каким бывает переплетение!

Ведь не только современное правительство, но и вчерашнее, всесильное Политбюро, периодически демонстрировали махровую «забывчивость» и неуважение к завоеваниям своих же современников – строителей.

– Да, любят у нас всё переименовывать, в угоду кому-то и чему-то…

– При этом, особенно тыкать в глаза соседям пальцем и искать там соринку, не обращая внимания на собственное бревно.

Мне кажется, наверное, Фред Палыч беспокоился о том, чтобы под благими предлогами и намерениями и дальше не раскурочили и не разворотили всё, что касалось культуры.
Ведь как он переживал, что так и не смог отстоять и сохранить первозданность единственных, уникальных в своём роде, барельефов на Братской ГЭС…

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

4. Этап стройки Поста ГАИ на фоне барельефовГЭСЭтап стройки Поста ГАИ на фоне барельефов ГЭС

– Это где пост ГАИ?

– Конечно! Даже известные городские управленцы :Виктор Иванович Вершинин, Николай Григорьевич Перевалов (глава Братска с 1971 по 1977 г.г.), и Александр Александрович Елохин не смогли «совладать» с союзным Министерством внутренних дел. Убрать милицейский пост ГАИ с Братской ГЭС никак не удавалось.

– Но, ведь этот отрезок дороги считается стратегически важным.

– Кто бы спорил! Это единственный наземный путь с левого берега – на правый, из Сибири – в Приморье и на Дальний Восток.
Хотя, лично я и сегодня убеждён, что при желании, перенос на несколько сотен метров этого (нелепого, с точки зрения исторического присутствия) объекта, вполне возможен. Со всеми его ограничительными шлагбаумами.

6. Почётный гражданин БРАТСКА, Виктор Иванович ВЕРШИНИН, глава города с 1961 по 1971 г.г.

В. И. ВЕРШИНИН, председатель исполкома Братского городского совета депутатов трудящихся с 1961 по 1971 г.г.

7. Почётный гражданин БРАТСКА Александр Александрович ЕЛОХИН, глава города с 1977 по 1978 г.г.А. А. ЕЛОХИН, председатель исполкома Братского городского совета депутатов трудящихся с 1977 по 1978 г.г.

Наш неугомонный Фред берёг плотину и относился к ГЭС, как к собственному ребёнку. Он не мог смириться с таким поведением властей, и особенно сильно обижался на Елохина, за «беззубость» последнего.
А появление кирпичной коробки считал личным оскорблением, ведь это он пригласил в Братск для работы на ГЭС скульптора Шапошникова.

– Я не был погружён в эту тему.

– Фред рассказывал, что сначала ему сильно понравились бронзовые выпуклые горельефы на пилонах у памятника баснописцу Ивану Андреевичу Крылову в Калинине (ныне Тверь).

А уже потом он лично познакомился и с самим автором, которого разыскал в Москве. Тот работал военным художником в студии имени Грекова, названной в честь первого советского художника-баталиста Митрофана Борисовича Грекова.

12. Памятник Ивану Андреевичу КРЫЛОВУ в Твери Памятник Ивану Андреевичу КРЫЛОВУ в Твери

8. Волк и ягнёнокВолк и ягнёнок

9. Ворона и лисицаВорона и лисица

10. Волк и журавльВолк и журавль

11. Пилоны с горельефамиПилоны с горельефами

Кстати, в своё время их было много, тех фронтовиков, которые после возвращения с войны брались за кисти и становились к мольберту, не сняв гимнастёрок, в галифе, поступали учиться и оканчивали и художественные училища, и «суриковский» институт, и «репинскую» Академию.

Фред, конечно, мне о чём-то таком рассказывал, но, признаться, Вадим, я не слишком досконально помню всех подробностей его повествования.
Поэтому, предлагаю воспользоваться расхожей фразой – «история умалчивает», каким образом Юсфин сумел заразить скульптора-фронтовика Сергея Дмитриевича Шапошникова своей идеей монументального украшения боковых стен плотины Братской гидроэлектростанции.

13. Барельеф на БРАТСКОЙ ГЭС. Скульптор С. Д. ШАПОШНИКОВ Барельеф на БРАТСКОЙ ГЭС. Скульптор С. Д. ШАПОШНИКОВ.

При всём его бесконечно уважительном отношении к признанным авторитетным западным ваятелям и зодчим, Фред Юсфин утверждал, что всё-таки самые лучшие творцы красоты, инженеры-изобретатели, самородные «левши» – обязательно русского происхождения, причём самых разных национальностей.

Это либо рождённые в России, либо выходцы из России, либо все те, у кого, если хорошенько покопаться, непременно найдутся глубокие славянские корни, но родом все они из России!

– Скажем так, вопрос риторический, но с этим трудно спорить.

– Просто, для кругозора, сообщим нашим читателям.

В самой глубокой глубинке, там, где бревенчатая Русь, в Рязани жил не только «последний певец деревни» великий поэт Есенин Сергей Александрович, но и трудился самый обычный парикмахер самой «обычной» характерной национальности и внешности – Максим (в разных источниках – Макс, Максимка, Максимилиан) с характерной фамилией – ФакторОвич /без мягкого знака в окончании/. (Улыбается)

Кроме каждодневной заурядной стрижки и бритья, он много лет чего-то фантазировал, смешивал, перемалывал, разливал, перетирал, соединял, и снова – смешивал. Мечтал организовать своё дело – придумывал профессиональный грим для актёров театра и артистов балета.

Бабахнуло-сверкнуло, огненным пожаром полыхнуло!..
Под алым стягом, неистово, бешено-сабельно, на пыльной тачанке, с наганом в руке, пронеслась залихватско- жестокая, ядрёная, с крепкими зубами, молодая и неумолимая девка-Революция – мильЁны русских людей, по разным причинам, навсегда покинули свой отчий дом.

Быстро прошло-обустроилось время, и в заокеанской столице киноиндустрии, самые известные актёры Голливуда стали выстраиваться в длинную очередь за кремом и пудрой, помадой и тушью, лосьоном и лаком для волос, к простому цирюльнику, из края есенинских берёз.

Вот он какой – теперь знаменитый бренд, и мировой лидер в производстве косметики – Max Faktor, родом из Рязани!

– Надо же, не знал…

– У нас в стране подобного хоть пруд пруди, сплошь и рядом – наше, отечественное!

И тем не менее, возвращаясь к «скульптурной» теме, гораздо более яркие впечатления остались у меня от взаимоотношений Фреда с Церетели.

(Зураб Константинович Церетели, грузинский скульптор, монументалист, педагог; с 1997 года – Президент Российской Академии художеств – примечание Вадим Скворцов).

14. Президент Российской Академии Художеств Зураб ЦЕРЕТЕЛИ в мастерскойПрезидент Российской Академии Художеств Зураб ЦЕРЕТЕЛИ в мастерской.

– Ты имеешь ввиду наш памятник?

– Ага. Давай сегодня признаемся нашим читателям, Вадим, что ведь мы с тобой одни из первых узнали про гигантскую мечту Фреда – установить памятник знаменитому начальнику Братскгэстроя и первому Почётному гражданину города Братска Ивану Ивановичу Наймушину.

– Да, этой идеей он буквально горел! Учитывая свой немалый возраст, очень торопился с реализацией проекта: доказывал, убеждал, агитировал, занимался сбором средств…

– Мы же помним, что Фред всегда грезил чем-то большом и мечтал о масштабном. В связи с этим, расскажу забавный эпизод.
Летим мы с Фредом на самолёте в Москву (отдельно хочется поблагодарить за регулярную финансовую «авиапомощь” депутата ГД РФ Андрея Владимировича Чернышёва – именно он, за счёт собственных средств доставлял Юсфина в любую точку страны),
15. Депутат ГД РФ Андрей Владимирович ЧЕРНЫШЁВДепутат ГД РФ Андрей Владимирович ЧЕРНЫШЁВ

и Фред говорит мне:

– Игорь, хочу пригласить на этот проект Церетели.

– А он согласится?

– Попрошу Иёсифа помочь. (Кобзона – прим. В. Скворцова).
Надо, чтобы все обалдели от памятника Наймушину!

– Вам, конечно, карты в руки, Палыч, но…
Разве кто-нибудь забыл длинную денежную тяжбу с московским правительством за его памятник Петру Первому?..

16. Памятник Петру Первому. МОСКВА

Памятник Петру Первому. МОСКВА.

– Пахмутова Алечка подключится…
Ещё, кое-кого попрошу поспособствовать, не думаю, что он потребует немыслимый гонорар.

Нелишним будет напомнить, что Зураб Церетели, особенно, в пору его дружеских отношений с сильными мира сего, был сродни какой-то звезде или недосягаемой планете: ареол значимости, недоступности и дороговизны сопровождал этого художника уже издалека.

Самым искренним был хохот Кобзона, когда Палыч попросил его быть «переговорщиком» на встрече с Зурабом Константиновичем:
– Фред! Мы не договоримся с ним – ведь ты – не Лужков, и у тебя нет в кармане бюджета Москвы…

17. Народный артист СССР, Герой Труда, Почётный гражданин города Братска Иосиф Давыдович КОБЗОН

Народный артист СССР, Герой Труда, Почётный гражданин г. Братска Иосиф Давыдович КОБЗОН.

… После той встречи безмолвно – потерянный Юсфин вышел на улицу, я взял его под руку и спросил:

– Ну?..

– Это очень дорого, Игорь. Немыслимо дорого… – еле произнёс, словно выдавил из себя, Фред. И больше он никогда к этой теме не возвращался, будто бы её и не существовало.18. Президент Российской Академии Художеств Зураб Константинович ЦЕРЕТЕЛИ

Президент Российской Академии Художеств Зураб Константинович ЦЕРЕТЕЛИ.

В итоге, к счастью, памятник Ивану Ивановичу Наймушину состоялся, воздвигнут и установлен у Братской ГЭС и Братского моря. Авторы: местные скульпторы – отец и сын Клеймёновы и художник Алексей Бельков.

19. Фред ЮСФИН и Игорь КРАВЦОВ у памятника И.И. НАЙМУШИНУ

Фред ЮСФИН и Игорь КРАВЦОВ у памятника И.И. НАЙМУШИНУ.

Ну, и в завершение этой темы добавим, что Сергей Дмитриевич Шапошников окончательно прославился своей монументальной статуей «Волга» (в некоторых справочниках – «Волга-Мать»), которая стала символом города Рыбинска.
Между прочим – это единственное фото скульптора Шапошникова на рабочем месте.

 

20. В мастерской скульптора. Сергей Дмитриевич ШАПОШНИКОВ за работойВ мастерской скульптора. Сергей Дмитриевич ШАПОШНИКОВ за работой.

21. Символ города РЫБИНСКА - Памятник скульптора С. Д. ШАПОШНИКОВА ВОЛГАСимвол города РЫБИНСКА – Памятник скульптора С. Д. ШАПОШНИКОВА ВОЛГА.

22. Вид сверху памятника ВОЛГАВид сверху памятника ВОЛГА.

23. ВОЛГА - МАТЬ ВОЛГА – МАТЬ.

Ваза «Канал им. Москвы»Памятник ВОЛГА  город РЫБИНСК.

Возможно, когда какой-нибудь братчанин окажется в Рыбинске или Твери, то побывав у обозначенных нами памятных мест, с гордостью скажет: «А ведь этот скульптор – автор и наших знаменитых барельефов на Братской ГЭС!»

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

.

2 комментариев на “РАЗГОВОР С ПРОДОЛЖЕНИЕМ, ЧАСТЬ8

  1. Братчанка
    14.07.2024 в 13:22

    Читаю и думаю, что это не про наш город. Фред Павлович был сложным человеком и не всегда его идеи были благородны, для города они стоили больших денег, а эффект был…. Хотелось напомнить, что за реализацией любой идеи был труд сотни людей…

  2. Галина
    14.07.2024 в 13:22

    Читаю и думаю, что это не про наш город. Фред Павлович был сложным человеком и не всегда его идеи были благородны, для города они стоили больших денег, а эффект был…. Хотелось напомнить, что за реализацией любой идеи был труд сотни людей…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.